◄ Вернуться назад Записаться


Этикет на Руси


Дворянское воспитание — это не педагогическая система, не особая методика и не свод каких-либо правил. Это образ жизни, стиль поведения, одежды. Это усваивалось сознательно, а отчасти и бессознательно, путем привычек и подражания. Это традиции, которые не обсуждают, а соблюдают. Поэтому важны не только теоретические предписания, а и те принципы, которые реально проявлялись в быту, в поведении, в живом общении.

Образ Русского дворянства не может вместить в себя все многообразие человеческих индивидуальностей. Но можно отобрать из всего этого многообразия черты наиболее характерные. Дворян обучали: независимости, храбрости, благородству, чести. Эти качества природные, но образ жизни их может усилить или задушить. В дворянской среде развивались и совершенствовались те качества русского человека, которые, в идеале, должны были со временем проникнуть и в ту среду, где их некогда было развивать. Дворяне питали веру в то, что в будущем постепенно сгладится неравенство слоев русского общества и дворянская культура во всем ее объеме, от произведений литературы и искусства и до хороших манер, станет достоянием всех сословий, будет общим законным наследием свободных и просвещенных граждан. Хорошее общество может существовать и не в высшем кругу, а везде, где есть люди честные, умные и образованные. Вообще, существует лишь два рода людей — образованные и необразованные.

Мироощущение дворянина во многом определялось положением и ролью в государстве. Дворянство являлось сословием привилегированным и служилым одновременно. Это рождало в душе дворянина сочетание чувства избранности и чувства ответственности. Отношение к военной и государственной службе связывалось у дворянина со служением обществу России. Девиз — «Служи верно, кому присягнешь». Даже не состоящий на государственной службе дворянин был вынужден заниматься делами своего имения и своих крестьян. Правило «служи верно» входило в кодекс дворянской чести и имело статус этической ценности, нравственного закона.
Наставление: «слушайся начальников, за их лаской не гоняйся, на службу не напрашивайся, от службы не отказывайся, берега платье снову, а честь смолоду».

Дворянское чувство долга было замешано на чувстве собственного достоинства, и служба отечеству являлась не только обязанностью, но и правом.
Разница между службой дворянской и службой лакейской — в том, что первая предполагает личную заинтересованность в делах государственной важности. Дворянин служит царю как вассал, но делает общее с ним дело, неся свою долю ответственности за все происходящее в государстве. Дворяне всегда отстаивали свое законное природное право на участие в управлении государством. Нужно подчеркнуть, что ревностное отношение к службе не имело ничего общего с верноподданничесгвом или карьеризмом. Дворяне считали, что каждый честный человек не должен уклоняться от обязанности, которую на него возлагает верховная власть или выбор граждан. Высокое положение дворянина в обществе обязывает его быть образцом высоких нравственных качеств.

Воспитание детей состояло в том, что его ориентировали не на успех, а на идеал. Быть храбрым, честным, образованным не для того, чтобы достичь славы, богатства, высокого чина, а потому что он дворянин, ему многое дано и он должен быть именно таким. Главной сословной добродетелью считалась дворянская честь. Эта честь не дает человеку никаких привилегий, а, наоборот, делает его более уязвимым. Честь являлась основным законом поведения дворянина, безусловно и безоговорочно преобладающим над любыми другими соображениями, над выгодой, успехом, безопасностью или рассудительностью. Граница между честью и бесчестием была чисто условной.

Честь — готовность жертвовать всем для поддержания какого-нибудь условного правила. Готовность рисковать жизнью для того, чтобы не стать обесчещенным, требовала немалой храбрости, честности перед собой и другими. Человек должен был отвечать за свои слова и за оскорбление должен был драться на дуэли. Не драться — считалось пределом низости. Это диктовало стиль поведения: избегать излишней мнительности или недостаточной требовательности.

Если человек преднамеренно оскорбляет или грубо тебя унижает, ударь его, но если он тебя только задевает, то лучший способ ему отомстить — это быть изысканно вежливым с ним внешне и, в то же время, возвращать ему колкости даже с процентами. Со своим врагом надо быть подчеркнуто вежливым, либо сбивать его с ног. Надо владеть собой настолько, чтобы быть учтивым и приветливым с теми, кто не любит тебя, старается тебе навредить. Если ты показываешь, что задет и оскорблен, то ты должен отплатить за обиду. Но если ты взрываешься от каждого косого взгляда, то ставишь себя в смешное положение.

Признаком дурного тона считалось, если ты демонстрируешь обиду, ничего не делая, чтобы одернуть обидчика или выяснить с ним отношения. Люди порядочные не дуются друг на друга. Не ставь себя в положение, когда тебя могут взять за ухо.

Дуэль повышала цену слов, особенно «честного слова». Нарушить его значило погубить свою репутацию. Дети воспитывались в атмосфере повышенной требовательности и подчеркнутого доверия.

Дуэль — защита чести — утверждала дворянское равенство, не зависящее от чиновничьей и придворной иерархии.

Дуэль была официально запрещена и уголовно наказуема. Офицер мог быть изгнан из полка за дуэль или за отказ от нее. В первом случае он попадал под суд и , .’с наказание, во втором — офицеры полка предлагали ему подать в отставку.

Разве другие сословия могли понять, что честь есть стимул жизни? Остальным нужны были деньги, а как их достать — безразлично, только бы достать.

Дворянское воспитание давало жизненный успех. В него входило не только внешнее благополучие, но и внутреннее состояние человека — чистая совесть, высокая самооценка, ни истерик, ни озлобления, аристократическая гордость им не позволяла проявлять такие чувства. Главное все-таки в том, что они защищали свое человеческое достоинство («не смейте меня оскорблять». Всякий дворянин боялся, что его уличат в физической трусости. Большое значение придавалось храбрости и уверенности в том, что ее можно воспитать путем волевых усилий и установок. Эти качества всегда высоко ценились и старательно прививались детям. Они были невозможны без физической силы, ловкости и выносливости. Лицеисты обучались верховой езде, фехтованию, плаванию, гребле и т.д. Распорядок был строгий: подъем в 7 утра, прогулки в любую погоду, простая пища. Это, диктовала сама жизнь. Их ожидала военная служба, дуэль и т.д. Поэтому для укрепления тела их заставляли перепрыгивать рвы, влезать на деревья, столбы, заборы, прыгать через деревянного коня, подниматься на большую высоту. Надо было заниматься гимнастикой не менее часа, и никому не делали поблажек. Пешие марши — с полной выкладкой.

Девочек заставляли лежать на полу, чтобы спина была ровная, независимо от погоды заставляли гулять, ездить верхом, одевали легко и бедно. В общем русские дворянки были психологически и физически подготовлены к трудностям жизни лучше, чем сегодняшние женщины. Физические и гимнастические нагрузки не только призваны были укрепить здоровье, но способствовали формированию личности, они уравновешивались с нравственными установками, любые трудности 11 удары судьбы должно бьло переносить мужественно, не падая духом и не теряя собственного достоинства. Разумеется, сила духа и мужество определяются качествами личности, но и сам круг людей заставлял придерживаться определенных этических установок, подавляющих эгоистические интересы, если они противоречили требованиям долга.

Этические нормы тесно соприкасались с этикетными: демонстрация чувств, поведение, не вписывающееся в принятую норму, бьло не только неприлично, но , и недостойно. Это помогало выводить из общего силового поля любые проявления : трусости, малодушия, слабости. Дворянские дети приучались превозмогать боль, отчаяние, страх, по мере сил старались не показывать, как это трудно. Для этого требовалось не только мужество, но и безукоризненное умение владеть собой, которое достигалось путем длительного и тщательного воспитания.

Человеку прежде всего надо иметь открытое лицо и скрытые мысли. Человек, у которого нет du monde — «светскости», — при каждом неприятном происшествии то приходит в ярость, то уничтожен стыдом и ведет себя как сумасшедший или выглядит как дурак (второй вариант). А тот, у кого есть светскость, как бы не воспринимает того, что должно его раздражать. Если он совершил какую-либо неловкость, он легко сглаживает ее своим хладнокровием, вместо смущения, еще больше ее усугубляющего. В светском обществе человеку часто приходится очень неприятные вещи встречать с непринужденным и веселым лицом. Он должен казаться довольным, когда на самом деле ему плохо, должен с улыбкой подходить к тем, к кому охотнее подошел бы с пистолетом. Он должен скрывать от себя известную всем темную сторону, наполненную досадами, огорчениями и неприятностями. Это считалось обязательной чертой воспитанного человека. Эти требования воспитывались с раннего детства, настойчиво и порой жестоко. Надо скрывать свой нрав и уметь не быть, а казаться. Вначале это очень трудно, но скоро это входит в привычку и перестает быть трудным.

Владеющий собой владеет и ситуацией. Необходимо уметь направить беседу в нужное русло, разузнать обстановку, переключить внимание с одного предмета на другой и прочее.

Воспитанный человек не обременяет окружающих своими личными неприятностями и переживаниями, умеет защитить свой внутренний мир от непрошеных свидетелей. Внешняя сдержанность и самообладание естественно увязывались с обостренным чувством собственного достоинства.

Если кого-либо терзают обманутые надежды, неудовлетворенное честолюбие, то эти все страдания не для постороннего зрителя. Поверхностные чувства можно выставлять напоказ, а самые глубокие переживаются наедине с собой.

В жизни, не связанной со службой, дворяне занимались особой деятельностью, не менее интересной и очень важной. Балы, светские рауты, салонные беседы, частная переписка — все это носило оттенок ритуалов, для участия в которых требоваласьвыучка. Они обладали умением «обращаться к людям». Это было особое искусство.
Большой свет — это театр, где всякий есть в одно время и артист, и зритель. Принятые формы давали широкий простор для самовыражения личности. Человек, отлично владеющий правилами хорошего тона, не тяготился ими, но обретал истинную свободу в отношениях с людьми. Легкость и изящество светского общения — это особый дар.

Главные качества человека — честность, благородство, талант и образованность. Хорошее воспитание придает особый блеск проявлениям ума и сердечности. Детей приучали прежде всего к правилам гигиены: чистить зубы, мыть уши, содержать в образцовом порядке руки и ногти. Не ковырять в носу, ушах, сморкаться только в платок и больше в него не заглядывать. Не кичиться своим платьем, но думать о том, как ты одет, из уважения к обществу. То есть, если человек пренебрежительно относится к своей одежде, этим он выказывает неуважение к другим людям. То же самое и при излишней щеголеватости. Забота о своей наружности сочеталась у аристократов с физической выносливостью и мужеством.

Правила хорошего тона требовали, чтобы самый дорогой и изысканный наряд выглядел просто. Особое внимание уделялось украшениям: надевать слишком много драгоценностей считалось дурным тоном. То есть, демонстрация богатства открытая и нарочитая считалась непристойной. Большой свет — это объединение людей, цель которых — нравиться друг другу. Относитесь к другим так, как вам бы хотелось, чтобы люди относились к вам — вот самый верный способ нравиться людям.

Когда к тебе обращаются, должно отвечать приветливо, садиться на дальний край стола, если не пригласят сесть ближе, пить первый тост за здоровье хозяйки дома и лишь потом — за хозяина. Не набрасываться на еду, не быть за столом неряхой. Нельзя откусывать от целого бифштекса или облизывать пальцы, даже если ты кушаешь один. Это должно стать привычкой и выполняться машинально. Нельзя хорошие манеры держать только для праздников. Они должны сопутствовать вам всю жизнь.

Не сидеть, когда другие стоят. Надо, чтобы у тебя при этом был непринужденный вид, а не надутая физиономия. Любой обращенный к тебе вопрос нельзя оставлять без ответа: если ответить невозможно, то нельзя или уйти, или заняться чем-то другим, — ибо этим ты показываешь, что презираешь людей и считаешь ниже своего достоинства их выслушивать, а тем более отвечать. Нельзя занимать лучшее место в комнате, накидываться на понравившееся блюдо, не предложив его отведать другим. Говорить надо не спеша и отчетливо. Самая грубая обида — это явное невнимание к человеку, который что-то тебе говорит. Простить эту обиду всего труднее. При разговоре надо смотреть собеседнику в лицо, не смотреть по сторонам или вперять взор в окно, угол и т.д., играть с собакой, крутить что-либо в руках. Избавиться от привычки воспринимать одного себя центром всего, считая других только принадлежностью. Нельзя искать собственного удовольствия и собственной выгоды, не заботясь о том, чего это стоит для остальных. Надо стараться распознать достоинства и слабости собеседника и воздать должное и тому и другому. Примечай, о чем человек более всего любит говорить (предмет его тщеславия), коснись именно этого — и ты заденешь его за живое. Примечай маленькие привычки, пристрастия, антипатии, вкусы людей, которых тебе хотелось бы расположить к себе. Постарайся чему-то потакать, от чего-то уберечь, и при этом все надо делать деликатно. Если ты находишься в компании пустой и легкомысленной, то не показывай им негативного отношения своим невниманием.’ Если тебе рассказывают уже известную историю, выслушай ее до конца внимательно, доставь удовольствие рассказчику. В разговоре с пожилыми намекай, что ты рассчитываешь у них чему-то научиться. В разговоре с женщиной все шутки и остроты прямо или косвенно должны быть направлены на похвалу собеседнице и не должны быть истолкованы обидно или неприятно для нее. У мужчин должна быть некая галантная игривость с женщинами, при которой они не только не влюблены, но даже не притворяются влюбленными. Это умение не оборачивается притворством, в нем нет ничего предосудительного, если ты не используешь это в корыстных целях. Не вздумай хвалить ничьих пороков, ничьих преступлений. Умей их ненавидеть и отвращать от них людей.

Первое правило хорошего тона: следует вести себя так, чтобы сделать свое общество как можно более приятным для окружающих. Быть приятным в обществе — это единственный способ сделать пребывание в нем приятным для самого себя. Истинно хорошее воспитание проявляется в отношениях с людьми, стоящими по отношению к тебе гораздо выше по общественному положению или стоящими неизмеримо ниже. Особенная изысканность манер — в том, чтобы и с теми и с другими держаться одинаково. Конечно, очень высокопоставленному лицу необходимо выразить свое почтение. Например, ждать, когда с тобой заговорят, а;не начинать говорить первому. Поддерживать начатую беседу, а не выбирать самому тему разговора. Невзначай похвалить кого- нибудь за хорошие качества.

Правила приличия в обращении должны соблюдаться со всеми: и с лакеем, и с нищим на улице, и с прохожим. Не желайте их обидеть. Не унижайте никого, не оскорбляйте. Ибо любое оскорбление унижает вас самих вашим ложным превосходством. Не давайте чувствовать другим их ничтожество, а подчеркивайте во время вашего присутствия чувство вашего и их достоинства. Не выставляйте напоказ слабости и недостатки других, чтобы поразвлечь общество или выказать;свое превосходство. Человек с добрым сердцем больше старается скрыть, чем выставить напоказ чужие слабости и недостатки.
Часто люди гордятся тем, что они в определенных кругах бывают на первом месте, но это крайне глупо и крайне предосудительно. Это заблуждение очень унижает человека. Помни, что презрение людям перенести всего тяжелее. Очень;неохотно его прощают. Люди гораздо легче забывают причиненный им вред, чем обиду. Поэтому пренебрежение и презрение к кому-либо недопустимы.

Воспитанные люди производят на других людей впечатление именно своей привлекательностью и деликатностью. Никогда не проявляйте чванства, будьте в обращении со всеми обходительны и просты, веселы и любезны, щедры и благотворительны, будьте добрым товарищем, приятным собеседником, отличным рассказчиком, всегда готовым на добрые дела. Чванство и высокомерие всегда считалось дурным тоном.

Скромность — это самый надежный способ удовлетворения тщеславия. Чувство собственного достоинства заставляет людей вести себя скромно. Старайтесь не говорить о себе, чтобы не напроситься на похвалу. Помни, о твоих качествах люди сами узнают, а словам никто не верит. Люди, которые любят себя с такой нежностью, удивляются своему гению с таким восторгом, думают о своем благосостоянии с таким умилением, а о своих неудовольствиях с таким состраданием, кажутся очень жалкими и смешными. Их эгоизм выступает за них.

Придворный этикет — это обязанности, которые следует выполнять, и границы, которых нельзя преступать. Человек должен держать себя так, чтобы никто не имел к нему претензий. Тут нет никакой фальши, предательства, все это касается только вежливости и манер («Ваш покорный слуга».

Недопустимы были ложь и грубость. Если и были грубые выражения, то они были безукоризненно вежливыми.

Хорошие манеры — это хранители пристойности и спокойствия общества. Они служат для защиты, и в них не должно быть отравленного коварством оружия.

Нельзя в разговорах допускать чопорности и ханжества. В высшем свете люди общались между собой очень просто, непринужденно и естественно, без всякой напыщенности и жеманства. Напыщенность и жеманство -;это удел низших классов. В высшем свете, наоборот, всегда была свобода и простота движений, безыскусственность манер и стиля. Никто не пользовался в речах поговорками и пословицами, считая это дурным тоном. Дворяне везде были без наигрыша, поэтому они везде были естественны: и;в салоне, и на базаре, с крестьянами, рабочими, дворовыми и т. д. При вопиющем социальном неравенстве дворяне видели и осознавали общность исторической и национальной судьбы народа — чувство более глубокое и надежное, чем пресловутая; классовая солидарность.

Нравственные нормы и правила хорошего тона усваивались дворянскими детьми в семейном кругу. Семьи были большие, не принято было ограничивать число детей (дети от 20 до 2 лет). Было много родни: дяди, тети, двоюродные,;троюродные братья и сестры и т д. Все родственники активно вмешивались в воспитание детей. Представлений, что это прерогатива отца и матери, у них не было. Воспитание предоставляли наставникам и наставницам, а сами следили лишь за общим ходом его. Дети с родителями держались почтительно, не смели говорить «ты» никому и чувствовали, что они созданы для родителей, а родители для них.Не так как сейчас, дети — владыки в доме, а родители — подчиненные и слуги. Детям — всю роскошь жизни, а родителям — один труд и заботы.

Все в доме учат детей по своему усмотрению и по мере желания. Но дети;обязаны и вынуждены подчиняться жестким правилам поведения, которым сознательно или бессознательно учат все понемногу. Послушание родителям, почитание старших были основополагающими, и, отсюда, авторитет отца был безусловным и не подлежащим обсуждению. Дети были заняты с утра до вечера. Строгий режим. Один учитель сменял другого, в перерывах умственная работа;сменялась физкультурой, фехтованием, танцами, катанием на коньках, на лыжах с;гор. Для наказания применялись розги, лестница обычных наказаний составляла: без сладкого, без гуляния, постановка в угол, на колени на горох, устранение от;общих игр и т. п. Все равно детям жилось легко и весело.
Принцип отношений в дворянских семьях: вместо того, чтобы навязывать детям свою любовь, родители старались сделать так, чтобы дети заслужили ее. Хорошее воспитание призвано упрощать, а не усложнять отношения между людьми. Улучшает воспитание общество светских дам, там можно отшлифовать свои манеры — и привыкнешь быть предупредительным и учтивым, держаться осторожно, вежливо, искать изящества, приобретать правильные привычки. Упрочается самоуважение и уважение к женщине. Надо уметь все делать непринужденно, изящно. Это, в основном, для всех невоспитанных людей и является камнем преткновения, и они на людях делаются или скованными, или развязными.
Естественность и непринужденность была результатом усердных тренировок, целенаправленного воспитания дворянских детей, внушения им определенных этических норм. Преодоление ложного стыда давало им то, что всегда они были доброжелательными и любезными, оказывали окружающим знаки внимания и говорили всем только приятное, стыдились быть невежами.

Танцам обучали всех, это был один из обязательных элементов воспитания. Бал — это не вечер танцев, а своеобразное общественное действо. Это был ритуал, определяющий стиль общения и манеру разговора. Обучали и искусству флирта, изящным движениям плеч, умению подать руку, красиво надевать шляпку, иметь привлекательный вид, красиво сидеть, стоять, ходить. Вместе с выправкой тела выправляется и душа. Побеждается стеснительность, робость и неверие в собственные силы. Приобретается «кураж» — храбрость с оттенком дерзости.

Вульгарный человек — тот, который придирчив и ревнив, выходит из себя по пустякам, которым придает слишком много значения. Ему всегда кажется, что над ним смеются, что он в центре внимания, что все говорят о нем, пренебрегают им. Он любит говорить о своих домашних делах и соседях. Он всегда говорит об этом с пафосом, как о чем-то важном, у него всегда есть какое-либо словечко, которое он употребляет на каждом шагу.

Убирать грязь не стыдно, стыдно жить в грязи.

Правила:
1. Никогда не старайся казаться умнее или ученее, чем люди, в обществе которых ты находишься. (Не лезь, если не спрашивают.)

2. Говори часто, но недолго. (Если не понравишься, то хоть не утомишь.)

3. Прибегай к рассказам и историям, когда они к месту и кстати.

4. Никогда не бери людей за пуговицу или за руку, чтобы тебя выслушали. (Если тебя не хотят слушать , то лучше придержи язык.)

5. Никогда не напускай на себя таинственности и загадочности. (Это неприятно и подозрительно.)

6. Не доказывай свое мнение громко и с жаром, хоть ты и прав, выскажи его скромно и спокойно. (Это единственный способ убедить.)

7. Не начинай разговор с предисловия. («Я расскажу вам нечто замечательное, таинственное, необыкновенное» и т.п.) Обычно эти надежды не сбываются, и ты оказываешься в неловком положении.

8. Выражай свои взгляды уверенно, но к чужим относись уважительно. Умей отстаивать свое мнение, но делай это мягко и учтиво, без грубости.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *